Расценки на работы обновляются до цен 2023 года. Просим всех неравнодушных специалистов принять участие. Присылайте свои прайсы, замечания, дополнения на почту 89105049685@mail.ru с пометкой ПРАЙС 2023.





Готовые проекты: привязка к местности.

Собственный дом, не похожий на соседские строения, — мечта многих, но каждый идет к ее реализации своим путем. Один готов «проектировать» на тетрадном листе в клеточку, обсуждая технические и эстетические вопросы с прорабами и соседями. Другому подавай дом «под ключ». Третий заказывает проект в архитектурной студии и в состоянии оплачивать создание настоящего произведения искусства. Правда, этих третьих в нашем регионе наберется не более нескольких сотен, а первых — гораздо больше. На сегодняшнем рынке архитектурных решений — и в России, и в просвещенной Европе — доминируют так называемые готовые проекты. Именно благодаря практически безграничной широте выбора представители среднего класса могут обрести эффектный на фоне безликого окружения, но зато спроектированный в русле прогрессивных архитектурных тенденций коттедж.

Приобретение готового проекта — это самое верное для начинающего домовладельца начало. Хотя бы потому, что архитекторов, готовых работать с каждым заказчиком индивидуально, намного меньше, чем потенциальных домовладельцев. Зато благодаря отлаженной системе продаж проектов через Интернет и специализированным печатным каталогам выбор вариантов, предлагаемых будущему домо-владельцу, исчисляется десятками тысяч. Цены на готовые проекты на порядок ниже, нежели при «индивидуальном пошиве». А желающий радикально сэкономить может обнаружить в Интернете банки проектов, доступных для бесплатного скачивания.

Если проект популярен и востребован — значит, он уже проверен практикой. Это одна сторона медали. Но есть и другая. Если проект тиражируется в Америке или Европе, он вовсе не обязательно приживется на почве Санкт-Петербурга. Но даже произведение местной архитектурной студии, ориентированное на широкий спрос, приобрести не так просто. Его нужно грамотно привязать к местности и подогнать «по фигуре». А это даже не большая работа, а настоящее искусство: без профессионала здесь не обойтись. О проблемах, с которыми чаще всего сталкиваются частные застройщики, выбирающие готовые проекты, главный редактор «Загородного обозрения» Филипп Урбан беседует с архитектором Олегом Костюковым.

О домах, которые раздражают

— Олег Иванович, практика постоянно убеждает нас в том, что без проекта строить нельзя. Разве что домик 6 х 8 м в садоводстве, и то, только пока действует дачная амнистия. Но даже в этом случае можно заметить, что одна дача нам нравится, а другая, тут же, рядом, через дорогу, не радует ни глаз, ни душу. И чувствуешь себя в доме дискомфортно. В чем причина?

— Причин здесь может быть великое множество: и неудобная планировка, и непродуманное расположение окон, и плохая (вследствие опять-таки неподходящей планировки) вентиляция… К тому же далеко не все применяемые в современном частном строительстве материалы (от древесно-стружечных плит и газобетонных блоков до лаков и антисептиков) экологичны. Мы внимательно изучали современные стройматериалы с точки зрения экологии. Увы, можно сделать неутешительный вывод: абсолютно безопасных среди них нет. И химические примеси в воздухе будут давать знать о себе. Например, головной болью или плохим настроением, которое куда-то улетучивается, едва вы выйдете за порог «плохого» дома. Если же «раздражает» внешний облик коттеджа (что называется, видит око, да зуб неймет), то, вероятно, при его проектировании нарушены привычные глазу классические пропорции.

— Как редактор глянцевого журнала, могу сказать, что если колонки текста на странице смещены, а картинка на миллиметр выехала за поля, то такая верстка будет раздражать читателя неряшливостью. Хотя, скорее всего, читатель не поймет, чем именно. Наверное, и в архитектуре тоже так?

— Неряшливость — это всегда плохо. Но и дорогой проект можно испортить. В частности, у состоятельных заказчиков сегодня популярны выверенные классические пропорции, лепной декор, колонны. Но будучи воплощенными в современных технологиях, такие украшения часто кажутся неуместной бутафорией, да, собственно говоря, таковой и являются. Ведь колонны и атланты, поддерживающие балкон, — это элемент не только декоративный, но и в первую очередь конструктивный. Он должен быть оправдан.

— Прямо как чеховское ружье на сцене, которое должно выстрелить в третьем акте. Согласен, что пластиковая имитация лепнины на каркасном доме смотрится нелепо. Но кто, как не архитектор, должен сказать об этом заказчику? Ведь явно не производитель бутафорского декора, заинтересованный в том, чтобы продать его, даже если лепниной украсят садовый домик.

— Отчасти согласен с вашим упреком в адрес архитекторов, идущих на поводу у заказчиков. Действительно, проектировщик — это контактер между заказчиком и искусством. Ему следует быть и просветителем, и дипломатом, а еще уметь объяснять сложные вещи понятным языком. Честно говоря, я не встречал заказчиков, которым невозможно было бы объяснить элементарное. Например, что водостоки из медных труб, которые заказчик видел в Испании, доставят у нас немало хлопот осенью, когда начнется листопад.

О маленьких хитростях проектировщиков

— Олег Иванович, давайте вернемся к заявленной теме — готовым проектам.

— Авторы проектов иногда сознательно закладывают в них ошибки. Допустим, вы скачали полный набор проектной документации, выложенный анонимом в Интернете, либо приобрели «пиратский» проект у посредника, и обнаруживаете, что в поэтажных планах, к примеру, не совпадает расположение несущих стен. Для того чтобы исправить «ошибку», представителям сторонней организации придется немало потрудиться, то есть фактически полностью перерисовать проект в векторном формате и лишь потом моделировать новое жилое пространство, двигая стены. И поверьте, это не просто большая работа, а сизифов труд — все равно что перерисовывать фотографию от руки, стараясь добиться полной идентичности изображения. Гораздо легче обратиться к первоисточнику. Цель такой маленькой хитрости, к которой прибегают представители архитектурных мастерских, — установление контакта с заказчиком (либо представителем строительной организации). Причем не только с целью получения законного гонорара: любой готовый проект — это всего лишь полуфабрикат, над которым еще работать и работать. Авторы проектов, в отличие от заказчиков, покупающих растиражированный контрафакт, это понимают.

О готовых решениях для коттеджных поселков

— Последние годы готовые проекты все чаще покупаются оптом. Их приобретают девелоперы, строящие коттеджные поселки для бизнесменов и представителей среднего класса. В сегодняшней интерпретации среднестатистический коттеджный поселок чаще всего являет собой нарезанный на участки надел земли. В идеальном случае — с продуманной инфраструктурой, более или менее современным генпланом (где, как минимум, обыграны естественные перепады высоты), подведенными коммуникациями и коттеджными проектами, адаптированными к данной местности. Есть более распространенный вариант: территория нарезана на одинаковые прямоугольники, а в офисе фирмы-застройщика вам предлагается выбор из нескольких проектов. При этом менеджер, отвечающий за продажи объектов загородной недвижимости, не слишком убедительно рассказывает о преимуществах загородного образа жизни, уныло расставляя макеты домиков по затертому генплану. И в том и в другом случае основой формирования жилого микрорайона являются так называемые готовые решения. Складывается ощущение, что порой готовые проекты становятся своего рода кубиками для взрослых дядей — девелоперов. С одной стороны, в этом нет ничего плохого. Затраты на проектирование снижаются в разы. Проектировщики не в обиде (все равно их на всех и каждого не хватит) — поселок благодаря повторяющимся элементам приобретает стилистическую целостность. Это плюсы. Теперь позвольте спросить вас о минусах.

— При такой «игре в кубики» исчезает контакт заказчика — собственно говоря, человека, который «заказывает» искусство, — с архитектором. Отсюда бездушная, средненькая архитектура, что ничуть не лучше воинствующей безвкусицы. Ведь архитектор не просто рисует домики. Профессионал с развитым пространственным воображением (неслучайно на обучение этому уходят годы) не один раз мысленно вместе с заказчиком прогуляется по будущему дому. И не просто прогуляется, чтобы заглянуть во все закутки, открыть и закрыть каждую воображаемую дверь и проверить, не ударитесь ли вы головой, поднимаясь по лестнице (для этого предназначены СНиПы), а выглянет в окно, чтобы посмотреть, какая картина предстанет взору и как обыграть солнечный луч в гостиной. Ведь ощущение «своего» дома складывается именно из таких мелочей.

Помимо этого, расположение дома на участке и его привязка к местности тоже должны учитываться в готовом проекте. Несмотря на то что у проекта может быть рекламная аннотация (вроде: «рекомендуется для небольшого вытянутого участка, лучшее решение для сложного ландшафта»), нюансов здесь множество. Деревянный терем едва ли уместен в окружении каменных домов, и наоборот.

— Для того чтобы не допустить вопиющих нарушений, существуют районные архитекторы и архитектурные регламенты, красные линии, писаные правила и негласные традиции (хотя, конечно, далеко не везде они соблюдаются). Но ведь есть широкий круг вопросов, которые заказчику следует обсудить с архитектором. Какие это вопросы?

— Современный малоэтажный микрорайон — это не деревня, в которой каждый дом обращен парадным фасадом к улице. Поэтому расположение дома на пригородном участке чаще всего в компетенции проектировщика и его заказчика. Хочет ли он иметь дом окнами на улицу или скрывающийся в глубине парка? Желает ли он, чтобы на его жилище обращали внимание (разумеется, не по причине полного отсутствия вкуса), или хотел бы скрыть свою жизнь от посторонних глаз? Все стремятся иметь красивый вид из окна, и многие справедливо полагают, что окно — это паспарту для готовой картины. Архитектор должен открывающуюся картину увидеть и показать заказчику. В готовом проекте изменить расположение окон далеко не просто — это всегда поиск компромисса между фасадом и интерьерным решением, эстетикой и конструкцией.

О заимствованных решениях и богатстве выбора

— Как выбрать проект, если заказчик не связан ни требованиями регламентов, ни предложениями девелопера коттеджного поселка?

— Даже если у вас под рукой печатные и электронные каталоги из многих тысяч проектов, выбор оказывается не столь велик. Прежде всего сразу придется откинуть заимствованные решения, не соответствующие нашим климатическим условиям и домостроительным традициям. Простой пример. Из пособий для начинающих застройщиков будущий домовладелец может почерпнуть ценную на первый взгляд информацию о том, что окна спальни должны выходить на восток, чтобы просыпаться с первыми лучами солнца, а кабинет, где он работает вечером, — на запад. И это почти всем кажется догмой. Но если мы не примем во внимание, что Санкт-Петербург — город белых ночей и расположен на шестидесятом градусе северной широты, то можем получить эффект, отличный от желаемого. То есть летом, когда солнце ходит по горизонту кругами, при классическом зонировании в спальне невозможно будет спать, а в кабинете — работать. И редкий проект из числа представленных в наших каталогах учитывает эту особенность региона.

Еще один момент, который следует принять во внимание, — климатические условия. Если заимствуются проекты, популярные в Европе, то для их адаптации к более суровым зимам нужно наращивать толщину наружных стен, а затем неизбежно — полностью перекраивать выверенные, просчитанные и до предела рациональные планировки. В результате часть холла, который по замыслу проектировщика призван объединить внутреннее и внешнее пространства, съедается невразумительным тамбуром. И это только кажется, что поглощенные несколько сантиметров пространства — мелочь: подвинув одну стенку, приходится передвигать и все остальные.

— Именно с этим я и столкнулся, когда решил сделать небольшие усовершенствования проекта собственной дачи. Дверь чуть-чуть придвинули к стенке, а рядом, как и было задумано, поставили вешалку, и теперь рукава курток и пальто все время норовят быть захлопнутыми. Вроде бы мелочь… Еще просчет. Совсем немного увеличили высоту этажа по сравнению с проектной. В результате лестница на второй этаж, которая, хочется верить, была сконструирована и установлена в соответствии с нормами безопасности, приобрела угрожающую крутизну. Как я понял, правильно вписать в проект лестницу — целая наука…

— Вы правильно поняли: небольшое и на первый взгляд непринципиальное изменение — и все приходится пересчитывать заново. И лучше всего, если вы не станете это делать сами и не доверите прорабу (представителю строительной фирмы-подрядчика), а обратитесь к автору готового проекта.

О фундаментах и профессионализме

— Представители компаний, продающих готовые проекты, в один голос говорят, что дома с массивным цокольным этажом сегодня непопулярны. Зато проектировщики, работающие с клиентом индивидуально, утверждают обратное. Почему такие расхождения?

— Разработчики типовых проектов никогда не учитывают, да и не могут учитывать характеристики грунтов. Фундамент всегда требует дорогостоящих геологических изысканий и индивидуального проектирования. Поэтому если среди готовых проектов и встречаются дома с цокольным этажом или проектом фундамента, то будьте уверены, что проектировщик постарался заложить в него максимальный запас прочности. Дом на склоне, вписанный в естественный ландшафт, коттедж с цокольным этажом — это как раз те случаи, когда работа с проектировщиком порой оказывается намного выгоднее покупки готового проекта.

— Известно, что дом — это своего рода автопортрет домо-владельца, отражающий его вкусы, пристрастия, амбиции и возможности. Подобно людям, среди которых встречаются интроверты и экстраверты, дома могут быть экстерьерными (обращенными вовне — как продолжение ландшафта) и интерьерными. И вы, и мой скромный практический опыт уже убедили меня, что при обоих вариантах участие профессионала и его «прочтение» готового проекта ничего, кроме пользы, не принесет.

— Даже если речь идет о проектировании небольшого дачного дома, а уж тем более коттеджа для постоянного проживания, участие профессионального проектировщика — насущная необходимость. При этом случае вам будет предложено, как минимум, грамотное с технической и эстетической точек зрения решение. И если архитектору не удалось убедить заказчика в необходимости соблюдать правила хорошего тона по отношению к окружающей среде, то, вероятно, это недостаточно профессиональный специалист.

Примечание автора

Среди строителей нет единого мнения относительно модных гостиных со вторым светом. Наш прораб, скорее всего, порекомендует жителю Ленобласти отказаться от такого решения в пользу традиционного членения по этажам, мотивируя это тем, что дом будет трудно отапливать, — и он отчасти прав. В то же время финны смело возводят коттеджи с пятиметровыми потолками в холле, миниатюрными спаленками под крышей и мансардным окошком на недосягаемой высоте. Для группового отдыха на природе неплохо, но для постоянного проживания — неудобно. Российские потенциальные домовладельцы, заинтересовавшиеся подобным проектным решением во время уик-энда в Суоми, не учитывают, что такие дома обычно строят для коммерческой эксплуатации, то есть для сдачи в аренду русским, активно отдыхающим с друзьями на природе и после дружеского вечера у камина расползающимся по спальным антресолям. Сами финны для повседневной семейной жизни предпочитают более традиционные планировки. Стоит ли говорить, что, если в семье есть пожилые люди, маленькие дети или в доме случаются нетрезвые гости, спальни на первом этаже — насущная необходимость. Несоответствие готового проекта (дом для краткосрочного отдыха наездами) выбранному целевому назначению (постоянное проживание) — тоже повод для его переработки, и желательно при участии автора (если очень нравится), или выбора другого варианта.

Филипп УРБАН

Источник:  Загородная недвижимость  http://www.zagorod.spb.ru/

Информация рубрики базируется на опыте профессиональных строителей, нормативных документах, рекомендациях производителей стройматериалов, оборудования и комплектующих.

Есть интересная статья или совет? Пишите: office@62tender.ru

Нас находят по запросам: